(C) Электронная версия "НГ" (ЭВНГ). Номер 209 от 05 ноября 1997 г., среда.
Перепечатка за рубежом допускается по соглашению с редакцией
Ссылка на "НГ",ЭВНГ и ГласНет обязательна.



ВОЙНА ИЛИ МИР?

Время призадуматься

Армения - один из наиболее последовательных союзников России на постсоветском пространстве - сегодня снова, как не раз в своей истории, оказалась перед многотрудным выбором. Очевидно, что наметился тупик в определении судьбы Нагорного Карабаха: международное сообщество, включая Россию, не собирается отступать от идущего сейчас передела собственности и зон геополитического влияния в Закавказье и идти на признание Нагорного Карабаха.

Нынешнее обострение внутриполитической ситуации в республике во многом вызвано пресс-конференцией армянского президента 26 сентября, на которой он высказал идею о возможном новом подходе к решению карабахской проблемы. Публикуемая сегодня в "НГ" статья - первая после той пресс-конференции попытка объяснить общественности всю сложность проблемы.

Сам президент прекрасно осознает возможные для себя последствия нынешнего внутриполитического кризиса, но намерен добиться консенсуса всех значительных сил как самой Армении, так и Нагорного Карабаха. В реальности такого консенсуса убеждены не все, но трезвая точка зрения во многом не согласного с последними президентскими предложениями премьер-министра Роберта Кочаряна (влиятельнейшего в первую очередь в Карабахе и прагматичного политика) убеждает в возможности компромисса.

В любом случае позиции Москвы на Востоке наиболее сильны именно в Армении, что, несомненно, должно сказаться на реальных шагах России в отношении своего фактически единственного союзника в регионе. Это касается и подвижек в процессе карабахского урегулирования.

Левон Акопович Тер-Петросян - президент Республики Армения.

Позиция

МОЯ пресс-конференция 26 сентября, вернее, та ее часть, которая была посвящена Карабаху, стала поводом для разжигания бурных страстей в прессе и на организованных оппозицией митингах. Для меня это не было неожиданностью, и в какой-то мере я даже ожидал более жесткого противодействия.

Неожиданностью стало качество полемики, а говоря яснее - полное ее отсутствие. Признаюсь, я не достиг своей цели - развернуть в прессе и на публичных собраниях серьезную дискуссию по самой трудной из стоящих перед армянским народом проблем - о возможных путях урегулирования противостояния в Нагорном Карабахе.

Реакция оппозиции не вышла за рамки брани, передержек, наклеивания ярлыков и искажений. Не было сделано никаких разумных предложений, не было представлено ни одной альтернативной программы, ни одного логичного контраргумента. Из этого можно сделать вывод: или оппозиция вообще не имеет какой-либо программы карабахского урегулирования, или же имеет, но скрывает. В последнем случае вряд ли она занимается полезной для нации деятельностью. От более жестких определений воздержусь.

Итак, что понял народ из шумихи, поднятой оппозицией? Что мы пролили кровь за Арцах, что с возвратом занятых территорий возникает угроза существованию Арцаха, что во имя Арцаха армянский народ готов вновь проливать кровь, что нам наплевать на международное мнение, что мы поставим на колени и Азербайджан, и мировое сообщество и что "мы всем народом должны стать гайдуками" (строка из армянской народной песни. - "НГ").

(Окончание на стр. 5)

Номер 209 (1534) от 05 ноября 1997 г., среда. Полоса 1. Перепечатка за рубежом допускается по соглашению с редакцией.


(C) Электронная версия "НГ" (ЭВНГ)
Номер 209 от 05 ноября 1997 г., среда.