Zur Text-Uebersicht - Zur Homepage der Slavistik


43. Демидова, О.: Русская женская литература XIX века: проза.




 

Zeitungsartikel.
1.095 Woerter.

Ausgangspunkt: Bluete der russischen Frauenliteratur in der zweiten Haelfte des 19. Jahrhunderts - kulturgeschichtliche Gruende. Historische Betrachtungen zur Frage „Frauen als Autoren“: Mittelalter, 18. Jahrhundert.
Literatur von Frauen in Konkurrenz mit maennlichen Autoren.
Rolle der Schriftstellerinnen um die Jahrhundertwende, bevorzugte Genres, zentrales Thema, Typen von Heldinnen.

Вторая треть прошлого столетия была в России временем расцвета женской литературы. Критики охотно обсуждали вопросы о том, должны или не должны писать женщины, и какова область, где женское дарование может развернуться во всей своей силе; искали специфических черт женского творчества. В этот период резко возросло число пишущих женщин по сравнению с предыдущими десятилетиями. Причин тому несколько. Одна из них - в общекультурном подъёме жизни русского образованного общества, который коснулся и русской женщины.
Следует отметить, что женщины-авторы были уже и в Средневековье (XIII-XYI вв.) и в XYIII веке. Правда, XYIII век по традиции подсмеивался над учёными женщинами, но эти насмешки тонули в море похвал российским Сафо и Минервам. Количество пишущих женщин было ещё весьма невелико, и они не составляли конкуренции своим собратьям по перу, почему и вступали на литературное поприще1 без особой боязни. Более того, в начале XIX века появляются журналы, предназначенные для женщин, издатели которых при всяком удобном случае подчёркивали роль женщин в просвещении и литературе и призывали женщин к “завоеванию поля литературы“. Правда, уже и тогда некоторым писателям казались смешным попытки женщин вступить на литературное поприще, но лишь потому, что женщины-авторы зачастую пользовались покровительством членов “Беседы любителей русского слова“.
К началу 1830-х годов положение значительно изменилось. С одной стороны, романтизм, пришедший на смену эпохе чувствительности, лишь усилил интерес к отдельной человеческой личности, в том числе и личности женской. С другой, писательницы уже не пользуются прежним покровительством со стороны авторов-мужчин, и отношение к женскому творчеству делается далёким от снисходительного. Предубеждение против женщин-авторов распространяется на все слои образованного общества: от столичных аристократических салонов до провинциальной демократии и среднего класса. Многочисленные подтверждения этому можно найти как в дневниках и письмах, так и в произведениях русских писательниц данного периода.
Началось это с тех пор, как женская литература стала представлять собою значительную конкуренцию литературе мужской, а понятие писательницы сделалось на соответствующим понятию о жизненном предназначении женщины. Иначе говоря, с тех пор, как в русских журналах стали появляться первые переводы романов Жорж Санд, а в русское общество проникли первые вести2 о женской эмансипации. Интересно отметить, что здесь сходились3 писатели и критики разных направлений: и молодой Белинский, и Булгарин, и Сенковский, и даже писательница г-жа Корсини.
Правда, отрицание женского творчества недолго оставалось единодушным, и те же факторы, которые служили причиной единодушия, - отношение к Жорж Санд и женской эмансипации, - впоследствии послужили для разъединения.
Среди факторов, побуждавших русскую женщину браться за перо, была её большая начитанность4 по сравнению с мужчиной. Не случайно писатели прошлого обращались именно к “милым читательницам“. Причём не только русская и иностранная литература пользуются одинаковым интересом, но и среди иностранных произведений время исключительно французских книг миновало5: читательниц начинают привлекать и “британской музы небылицы“.
Говоря о влиянии, которое испытывали в своём творчестве русские писательницы, следует прежде всего отментить Жорж Санд и Шарлотту Бронте (“Джейн Эйр“). Восприятие указанных писательниц на русской почве оказалось различным. Если Жорж Санд оказала значительное влияние на русскую литературу в целом, как мужскую, так и женскую (хотя не следует забывать о том, насколько по-разному восприняли её идеи русские писатели и писательницы), роман Шарлотты Бронте имел огромное значение для развития именно женской литературы. Сама тематика романа и образ главной героини оказались очень близки   русским писательницам 1840-60-х годов, но в разные периоды русского литературного развития воспринимались неодинаково и получили разное отражение в творчестве русских авторов. Так, в 1840-50-е годы значительный интерес вызвала “детская“ линия романа, положившая начало многочисленным подражаниям. В 1860-е годы, в связи с растущим движением за женскую эмансипацию, в России укоренился сам тип героини, заданный английским романом: бедной и некрасивой, но внутренне независимой девушки, желающей жить своим трудом.
Всё многообразие женских имён, вошедших в историю русской литературы первой половины XIX века, можно условно разделить на четыре группы - в зависимости от принадлежности к тому или иному литературному направлению. Первую составляют женщины, известные не столько своей литературной деятельностью, сколько выдающейся личной судьбой. Они подготовили почву для писательниц второй группы, тесно связанной с эпохой сентиментализма. В эту группу входят, главным образом, поэтессы, в творчестве которых ощутимо влияние поэзии Жуковского и поэтики сентиментализма.
Третью группу можно условно назвать романтической, поскольку она теснейшим образом связана с западноевропейским и русским романтизмом 1830-х годов. Основным прозаическим жанром является так называемая “светская6 повесть“, причём в отличие от мужской “светской повести“ носительницей нравственного идеала оказывается, как правило, героиня. В эти же годы предпринята первая попытка синтеза прозаических и поэтических жанров (К. Павлова. “Двойная жизнь“). Интересно отметить, что писательницы этой группы пишут либо под собственным именем, либо пользуются женскими псевдонимами.
Последняя группа самая многочисленная. Большинство из входящих в неё писательниц относили себя к натуральной школе, хотя и в сюжетах, и в способе построения характеров остаётся ещё много романтических элементов. К сожалению, преодолевая романтизм, писательницы словно преодолевали своё женское “я“, и к началу 1860-х годов женское творчество постепенно утрачивает своеобразие. Характерно и появление всё большего числа мужских псевдонимов. На наш взгляд, это явление связано со значительной идеологизацией литературы: получивший первостепенное значение вопрос о социальном равенстве полов привёл к выводу об их психологической идентичности. Отвечая требованиям времени, женщины-авторы почти перестают говорить от своего лица и всё больше стремятся быть писателями вообще. И лишь в Серебряном веке7 опять появляются женщины-поэты, а не поэты вообще.
В отличие от писательниц начала века, большинство авторов 1880-1910-х годов происходили из буржуазных или аристократических семей, как правило, тесно связанных с профессиональными занятиями литературой. Некоторые из известных писательниц были жёнами не менее известных писателей или издателей крупных художественных журналов.
Поскольку в этот период отношение к женскому творчеству снова сделалось положительным, уменьшается количество мужских псевдономов. Последние сохраняются лишь в двух случаях: если автор не уверен в собственных силах и в том, какой приём получит у читателей и критики, и если в произведении затронуты темы, трдиционно считающиеся “неженскими“ (отношение полов, развод и т.п.)
Как и в начале века, женщины-авторы предпочитают малые жанры: рассказ и повесть; по-прежнему популярны дневники и мемуары. Романная форма мало типична для женского творчества, хотя некоторые авторы так называемой массовой литературы успешно обращаются к этому жанру (Вербицкая).
Обращает на себя внимание тот факт, что писательницы рубежа веков словно не подозревают о существовании женской литературы предшествующих десятилетий (“прерывание традиции“). Лишь немногие из них обнаруживают знакомство с произведениями своих предшественниц.
Центральная тема женского творчества 1880-1910-х годов - поиски счастья, трактуемая как в традиционном (семья и материнство), так и в новом для русской женской прозы ключе8 (творчество и/или стремление найти себя в любовных - не обязательно освящённых узами брака - отношениях, в том числе и гомосексуальных).
В творчестве писательниц Серебряного века можно выделить три основных типа героинь/героев: женщина творческой профессии, чаще всего - актриса; ребёнок, нуждающийся в защите от жестокого мира взрослых; женщина из низших слоёв, ставшая жертвой соблазнителя (модификация “Бедной Лизы“).
Как и прежде, женскую прозу отличает серьёзное отношение к этическим проблемам, правда, без присущего литературе середины века морализаторства9 или свойственной произведениям 1860-70-х годов “тенденциозности“.
 


Лексика
1 - поприще - вид деятельности
2 - вести - известия
3 - сходиться - здесь: быть одного мнения
4 - начитанность - Belesenheit
5 - миновать - проходить
6 - светская - аристократическая
7 - Серебрянный век - время рассцвета русской поэзии
8 - ключ - здесь: направление
9 - морализаторство - нравоучения, проповедование строгой морали
 


Zur Text-Uebersicht - Zur Homepage der Slavistik
Copyright © Juli 1998 Universitaet Potsdam, Fachdidaktik Russisch
[Letzte Aktualisierung:  ]