Exzerpt

Караулов, Ю.Д. (гл. ред.). Русский Язык. Энциклопедия. Изд. 2-ое, перер. и доп. Москва: Научное изд.-во "Большая Российская энциклопедия". Издательский дом "Дрофа", 1997 , 417-420.

Речь - конкретное говорение, протекающее во времени и облечённое в звуковую (включая внутреннее проговаривание) или письменную форму. Под Р. принято понимать как сам процесс говорения, так и результат этого процесса, т. е. и речевую деятельность, и речевые произведения, фиксируемые памятью или письмом.

Общая характеристика Р. обычно даётся через противопоставление её языку (см.). Р. и язык (система языка) в совокупности образуют единый феномен языка. Р. есть воплощение, реализация языка (системы языка), к-рый обнаруживает себя только в Р. и только через неё выполняет своё коммуникативное назначение. Если язык - это орудие (средство) общения, то Р. есть производимый этим орудием вид общения, создаваемый приложением языка (кода), с одной стороны, к конкретной действительности, а с другой - ко всякий раз иной коммуникативной ситуации. Р. вводит язык в прагматический контекст.

Р. материальна, она воспринимается чувствами (слухом, зрением, осязанием), язык же (система языка, код) включает в себя абстрактные аналоги единиц Р., образуемые их различительными и общими (интегральными) признаками (ср.: звук речи и фонема). Р. есть последовательность слов, она линейна, язык вносит в эту линейную последовательность иерархические отношения, он имеет уровневую организацию (см. Уровни языка); Р. стремится к слиянию слов в речевом потоке, язык сохраняет их отдельность; Р. отнесена к объектам действительности и может рассматриваться с точки зрения своей истинности или ложности, к языку истинностная оценка неприменима. Р. конкретна и неповторима в противоположность абстрактности и воспроизводимости языка; она актуальна в противовес потенциальности языка; Р. преднамеренна и устремлена к определённой цели, в отличие от нецеленаправленности языка; Р. ситуативно обусловлена, язык независим от обстановки общения; будучи событием, действием, Р. развёртывается во времени и пространстве, она динамична, язык же дан в отвлечении от этих параметров мира, представляя собой явление статическое; Р. подвижна, язык стабилен; Р. бесконечна, система языка ограничена определённым набором составляющих; Р. вариативна (см. Вариантность), язык же в каждый период своего существования отно­сительно инвариантен. Будучи психофизическим явлением, Р. субъективна и произвольна, она яв­ляется видом свободной творческой деятельности индивидуума, язык же как явление социальное представляет собой достояние пользующегося им общества, он объективен и обязателен (императивен) по отношению к говорящим; Р. допускает элементы случайного и неупорядоченного, в отличие от языка, образуемого регулярными чертами своих единиц и отношений между ними; Р. отражает опыт индивидуума, язык же в системе выражаемых им значений фиксирует опыт коллектива. Кроме указанных характеристик, выделенных по их оппозиции свойствам языка (системы языка), Р. обладает рядом параметров, непротивопоставляемых непосредственно отдельно взятым чертам языка. Эти параметры относятся к способу осуществления речевой деятельности и вытекают из субъективности, конкретности и ситуативной обусловленности Р. Речевая деятельность может проходить в двух формах - монологической (см. Монолог) и диалогической (см. Диалог). Процесс Р. характеризуется определённым темпом (быстротой, медленностью), продолжительностью, тембровыми особенностями, степенью громкости, артикуляционной чёткости, акцентом, тоном и т.п. Р. может быть охарактеризована через указание на психологическое состояние говорящего, его коммуникативную задачу, отношение к собеседнику, ср.: взволнованная, эмоциональная, искренняя, обдуманная, льстивая, почтительная, насмешливая речь. Р. может быть объектом эстетической оценки, ср.: художественная, поэтическая, изящная, о! изысканная, грубая речь. Р. определяется признаками своего смыслового содержания, ср.: содержательная, пустая, связная, бессвязная, осмысленная, бессмысленная, последовательная, сбивчивая речь. К Р. применима нормативная оценка, ср. правильная, неправильная, исковерканная речь Р. может быть определена по ее соответствию условиям и целям общения.

Индивидуальный характер Р. – один из основных её признаков — проявляется в том, что Р всегда осуществляется определённым лицом, передающим в ней свои мысли и чувства, для выражения к-рых он по своему усмотрению выбирает слова и структуры предложения. Говорящий относит языковые номинации (см.) к тем или иным объектам действительности, наделяя слова речевым значением, сочетает их между собой и выбирает тот или другой стиль (манеру) сообщения (фамильярный, официальный, почтительный, пренебрежительный и т. п.), к-рому придаёт голосовое или письменное воплощение, и, наконец, использует высказывание с нужным для себя коммуникативным заданием.

Речевая импровизация допускает известное варьирование форм, закреплённых системой языка. В индивидуальных отклонениях Р. заложены истоки языковых изменений, осуществляющихся тогда, когда субъективные особенности говорения становятся достоянием языковой общности. Язык творит Р. и в то же время сам творится в Р. «Язык одновременно и орудие и продукт речи» (Ф. де Соссюр).

Поскольку Р. регулярно используется в разных социальных сферах, она приспосабливается к задачам и условиям своего функционирования; явления Р. типизируются, образуя относительно самостоятельные системы – функциональные стили, к-рые характеризуются и модификациями самой системы языка (его лексики и в меньшей степени грамматики), и речевыми особенностями, такими, как длина предложений, степень смысловой полноты, информативность, спонтанность или обработанность, степень клиширования, использование образных средств выражения, допустимость разных интерпретаций и т. п.

Возможности субъективного варьирования Р. не беспредельны: Р. должна быть понята адресатом, причём ключом к её восприятию и интерпретации служит общий для собеседников язык (код). В процессе речевой коммуникации «язык выступает в качестве необходимого предела свободы» (Э. Косериу). В известном смысле «интересы понимания и говорения прямо противоположны» (Л. В. Щерба).

Будучи одной из форм общения людей, Р. функционирует в коллективе и следует его традициям; она обоюдна и представляет собой один из видов социальной активности человека. Как и всякая социальная активность, речевая коммуникация сознательна и целенаправленна. Она состоит из отдельных актов речи, являющихся её «динамическими единицами». В речевом акте в общем случае участвуют след. компоненты: говорящий и адресат, обладающие нек-рым фондом общих знаний и представлений, обстановка и цель речевого общения, а также тот фрагмент объективной действительности, о к-ром делается сообщение. Эти компоненты создают прагматическую сторону Р., под воздействием к-рой формируется модальная рамка высказывания, предназначенная для координации названных компонентов (см. Модальность).

Информативная направленность речевых актов часто осложняется дополнительными коммуникативными задачами. При помощи речевых актов можно не только передавать нек-рые сведения, но и жаловаться, хвастаться, угрожать, льстить, обижать, шутить и т. п. Нек-рые установки говорящего составляют прямые («открытые») цели коммуникативных актов, они могут быть выражены, ср.: Прошу тебя быть осторожным; Требую внимания. Наиболее регулярные коммуникативные задания отлагаются в грамматической структуре предложений (ср. повествовательные, вопросительные и повелительные предложения). Другие установки имеют косвенный характер (такие цели, как лесть, ложь, хвастовство, угроза и т. п., не принято обнаруживать). Нек-рые коммуникативные цели могут быть достигнуты без помощи Р. – мимикой, жестом (паралингвистическими средствами): приглашение войти и сесть, просьба молчать, угроза и т. п. Напротив, клятва, обещание, поздравление и т. п. невозможны без участия Р., к-рая в этом случае адекватна действию, поступку.

По цели коммуникации могут быть выделены след, основные типы речевых актов: информативные акты, сообщения (Лед тронулся; Мне грустно); побуждения, в т. ч. запрос о получении информации (Реши эту задачу!; Когда ты вернёшься с дачи?); речевые акты-обязательства (Обещаю выполнить задание); формулы социального этикета (поздравления, извинения, соболезнования, принесение благодарности); выражения эмоциональной реакции на ситуацию или сообщение (Вот это да!; Подумать только!; Ну и ну!); речевые акты, служащие завязыванию, поддержанию и прекращению речевых контактов (Алло!; Послушай!; Всего доброго!). Среди этих коммуникативных установок главенствует задача информирования. Любая коммуникативная цель может быть достигнута через сообщение. Коммуникативные установки играют важную роль в построении диалогической Р., связность к-рой обеспечивается согласованностью стимулов и реакций: вопрос требует ответа, упрёк или обвинение стимулируют оправдание, сообщение нек-рого суждения рассчитано на реакцию возражения или согласия.

Реализуясь в Р., система языка сама в известном смысле является реализацией языкового знания и языковых способностей людей, входящих в одну языковую общность. Перенос центра тяжести на психологию владения языком побудил представителей генеративной лингвистики, начало к-рой было положено Н. Хомским, заменить противопоставление языка и Р. противопоставлением языковой компетенции и языкового исполнения ( competence and performance ). В этой концепции основное внимание отводится процессам и этапам перехода от конкретных смыслов к их реализации, а применительно к синтаксису – от глубинных структур к поверхностным. Система языка понимается как нек-рое порождающее устройство, обладающее динамическими возможностями. При этом имеется в виду порождение не столько прагматически адекватных речевых произведений, сколько грамматически правильных предложений. Тем самым делается шаг к стиранию различия между механизмами действия грамматических правил и прагматических норм речеобразования.

Одновременно была рассмотрена возможность инвертирования направления действия правил порождения речи. Модель «Смысл» <----> «Текст», предложенная А. К. Жолковским и И. А. Мельчуком, содержит серию процедур перехода от заданного значения к выражающим его текстам. И наоборот,- перехода от текста к его смысловой записи (семантическому представлению). Т.о., была поставлена задача выявления общих основ синтеза и анализа Р.

В итоге развития идей языка и Р. в каждом из этих двух соотносительных понятий были выделены статический и динамический аспекты. Динамическая и статическая стороны Р. соответствуют действию (речевому акту), взятому во всей полноте своих характеристик, и порождённым этим действием и зафиксированным тем или иным способом речевым произведениям, организованным в связный текст.

В последние два десятилетия усилилась тенденция изучения связного текста с учётом его динамического (деятельностного, коммуникативного) аспекта, стимулировавшая создание теории дискурса, в к-рой Р. рассматривается как целенаправленное социальное действие, а связный текст не отделяется от прагматических, социокультурных, психологических и других экстратекстовых факторов.

Человеческая Р. является объектом изучения лингвистов (психолингвистов, социолингвистов, фонетистов, специалистов по стилистике), психологов, физиологов, специалистов по высшей нервной деятельности, по теории коммуникации, по акустике, философов, социологов, литературоведов. В лингвистике существует две сферы исследований: в одной изучаются языковые системы, в другой – Р. Лингвистика Р. имеет своим объектом все те типизированные явления, к-рые не оторвались от участников коммуникации и обстановки общения, т. е. от прагматической стороны речевых актов. Лингвистика Р. распадается на две взаимо действующие области: лингвистику текста, обращенную к статическому аспекту Р , и теорию речевой деятельности и речевых актов, анализирующую динамику Р. Лингвистика текста изучает структуру речевых произведений, их членение, способы создания связности текста, частотность встречаемости единиц языка в тех или других типах текста, смысловую и структурную полноту текста, речевые нормы в разных функциональных стилях, типы Р. (монолог, диалог, полилог), особенности письменной и устной форм реализации языка и др. Теория речевой деятельности изучает процессы речеобразования и восприятия речи, механизмы речевых ошибок, коммуникативные установки, связь речевых актов с прагматическими условиями их протекания, факторы, обеспечивающие эффективность речевого акта, отношение речевой деятельности к другим видам социальной активности человека. Если теория текста теснее связана с литературоведением и стилистикой, то теория речевой деятельности разрабатывается во взаимодействии с психологией, психофизиологией и социологией.

Copyright © 2005 Universität Potsdam, Rolf-Rainer Lamprecht.
Letzte Aktualisierung: 24.04.2015 7:56 PM

Dieses Werk bzw. Inhalt steht unter einer Creative Commons Namensnennung - Nicht-kommerziell - Weitergabe unter gleichen Bedingungen 3.0 Deutschland Lizenz.

Creative Commons Lizenzvertrag