Zur Text-Uebersicht - Zur Homepage der Slavistik


66. Васильева, Л.: “Синий чулок“.



(O Надежде Константиновне Крупской, жене и соратнике Ленина)

Quelle: Кремлёвские жёны. Минск, Высшая школа, 1993, стр. 22-25.

1.184 Woerter.
 

- Herkunft und Bedeutung des Begriffs „Blaustrumpf“, Charakteristika.
- Beschreibung der (jungen) Nadeshda Krupskaja: ihre weltanschauliche Formierung, ihre wissenschaftliche Arbeit, ihre Beziehungen zu Maennern, ihre Entwicklung zum „Blaustrumpf“.
- Sorgen, Mutmassungen und Hoffnungen der Mutter von N.Krupskaja.
 

Кто сказал “синий чулок“? Вообще, откуда взялось это словосочетание? Им насмешливо называют женщин, с головой ушедших1 в книжные, учёные интересы, забывших свою женственность, неряшливых, неопрятных.
Родилось выражение в Англии, во второй половине XVIII века и при рождении своём пренебрежительного значения не имело. Оно возникло в кружке, где собирались и мужчины, и женщины для бесед о литературе и науке. Душою общества был учёный Бенджамен Стеллигфлит, который, пренебрегая эстетикой и модой, при тёмном платье носил синие чулки, а не белые. Когда он почему-либо не приходил на занятия, все восклицали: “Нам плохо без “синего чулка“! Где он? Без него беседы не клеится2!“
Вот ведь как: впервые прозвище получила не женщина - мужчина! Лишь когда женщина, а случилось это во Франции в конце XVIII века, стала интересоваться науками и литературой более, чем домашними делами, и появилось много равнодушных к своему внешнему облику женщин, словосочетание “синий чулок“ прилипла3 к ней как характеристика, данная мужчиной, чьё естество протестовало против женской маскулинизации.
Мир - сообщающиеся сосуды: Россия XVIII-XIX веков во многом брала фасон4 с Франции - вместе с роскошными модами шли в Россию и “синие чулки“.
„Что хорошего быть “синим чулком“? Не женщина и не мужчина, а так, серёдка наполовинку, ни то ни сё“, - это слова Чехова, а уж Чехов был “синим чулкам“ ненавистник5.
„Синий чулок“ - крайность!
„Синий чулок“ - неестественность!
„Синий чулок“ - явное экологическое нарушение, говоря современным языком. Общество, где “синие чулки“ восторжествуют, обречено на вымирание.
Но то-то и оно, что, при всей своей “официальной некрасивости“, юная Крупская мало походила на “синий чулок“.
„У Нади была очень белая тонкая кожа, а румянец, разлившийся от щёк на уши, на подбородок, на лоб, был нежно-розовый. Это так ей шло, что моя Надя, которую я часто жалела, что она некрасивая, казалась мне просто хорошенькой“, - вспоминает Ариадна Тыркова-Вильямс, рассказывая как преобразила подружку революциооная работа. Надя по-прежнему жила с матерью на третьем дворе в большом доме Дирдиных, на Знаменской. Жили тихо, уютно, с лампадками6, как-будто по-старосветскому7...“
- Вот те на! - воскликнет внимательный читатель. - Лампадки, это что же, под иконами?
Да, под ними. Елизавета Васильевна была набожна, а терпимая по натуре Надя ей не мешала.
„Надя обдавала меня, - продолжает Ариадна, вспоминая события 1890 года, - ласковым сиянием, долго держала мои руки в своих руках, улыбалась с конфузной8 нежностью. Но за всем этим я чувствовала другую Надю. Она уже прокладывала путь к тому, что вскоре станет смыслом, целью и, как это ни странно звучит для моей скромной Нади, роскошью её жизни.
Начиналось это с вечерних курсов для рабочих за заставой9. Надя глухим монотонным голосом рассказывала мне, как важно пробудить в рабочих классовое сознание. Добрые голубые глаза светились... Я радовалась за неё и понимала, какое это счастье найти поглощающую10 цель“.
При встречах с Ариадной Надя, краснея, как бы вскользь, не называя имени, говорила подруге “об одном товарище“, много значещем в её жизни. И Ариадна, разумеется, спустя много лет, даже не сможет предположить, что он - не Ленин.
Это был другой.
В 1890 году - до встречи с Лениным остаётся четыре года - Надежда знакомится в революционном кружке со студентом-технологом Классоном. И начинает посещать его марксистский кружок.
Им интересно вдвоём читать, спорить. Изучать “Капитал“. Единомыслие часто ведёт к объятиям. Но мы не будем считать первые поцелуи Крупской. Они настолько же возможны, учитывая молодость и нетерпение плоти, насколько возможны, учитывая нравственное воспитание девушки и известную её склонность к возвышенным, а не к низменным чувствам.
Осенью 1890 года Крупская бросает престижные Бестужевские курсы11, где поначалу хотела искать свой путь в образовании.
Этот поступок кажется нелогичным: такая способная девушка может совместить и курсы, и кружок. Однако то общество и те идеи, которые предлагает ей Классон, требуют посвятить всю себя. Тут Крупская и теряет голову12, смело идя навстречу новому, неизведанному, опасному...
Или, напротив, - обретает голову на плечах13?
Посещает кружок Классона. Просиживает в публичной библиотеке, пользуясь читательским билетом Классона.
Если последнее - интимная подробность, попробуйте, читатель, воспользоваться ею для собственных выводов.
„Капитал“ переведён на русский, а вот “Анти-Дюринг“ Энгельса - нет. Крупской необходимо прочесть и эту книгу. Она начинает изучать немецкий. Очень быстро справляется с чужим языком. Классон и его окружение поражены: вот это способности!
„Марксизм, - пишет она много позднее, - дал мне величайшее счастье, какого только может желать человек: знание - куда надо идти, спокойную уверенность в конечном исходе дела, с которым связала жизнь“.
Однако “конечный исход дела“ представляется далёкой, как звезда, мечтой. Исполнением её займутся будущие поколения. А чем же заниматься сегодня, сейчас, сию минуту?
В вечерней школе для рабочих Крупская находит себе активное дело: просвещает рабочий класс. Она раскрывается как талантливый педагог, актёрствует, сочетает просвещение с пропагандой.
„Рассказывала что-то про Индию и жизнь индусов. Затем неожиданно перешла к нашей жизни“, - вспоминал один из её учеников, рабочий Жуков.
Здесь, в школе, вспоминала она свою историю со Львом Толстым. Принесла одному рабочему почитать “Войну и мир“. Он вернул на следующий день со словами: “Чепуха какая-то. Длинно. Это на диване, развалясь, читать. Нам это не подходит“.
Умная, открытая, увлекающаяся и увлекающая идеями, розовощёкая, с длинной русой косой, молодая учительница нравится грубоватому рабочему люду. Её наперебой14 провожают после уроков по ночным улицам Петербурга. Надежда и сама не замечает, как получается, что провожатым15 чаще всего бывает Иван Васильевич Бабушкин.
Высокий, статный, усатый. От него исходит жгучий жар молодости, здоровья. У Надежды начинает кружится голова, когда рабочий Бабушкин берёт её под руку в тёмных местах улиц, чтобы не упала. Она чувствует, она слышит даже, как колотится его сердце. Желая соответствовать революционному идеалу любви, Крупская намерена не придавать значения мимолётным ощущениям. Это всего лишь слепая страсть. Настоящая марксистка должна уметь справляться с нею.
Монахи и монахини умерщвляют16 плоть в постах, молитвах, служении Богу.
Надежда Крупская делала это с помощью книг Маркса и Энгельса, с головой уходя в преподавательскую работу, в занятия социал-демократических кружков.
„Синий чулок“ всё определённее начинал проступать в ней. Сильно способствовал этому нарастающий атеизм Крупской. Он пугал мать, Елизавету Васильевну. Она говорила Ариадне: “Вы, как и моя Надя, в церковь не ходите?.. Ходили бы в церковь почаще да молились бы о ниспослании благодати18, а то всё мудрствуете19“.
Надежда не спорила с матерью. Они мирно сосуществовали. Мать взяла на себя все хлопоты по хозяйству, видя, что её революционерка бесталанна20 как хозяйка: за что ни возьмётся - всё падает из рук.
Наступил февраль 1894 года. В этом месяце Надежде Крупской исполнялось двадцать пять лет. “Синий чулок“ и старая дева21 закономерно, логично сливались воедино. Елизавета Васильевна теряла всякую надежду на замужество своей Надежды. А тут ещё время от времени стали арестовывать друзей и подруг её дочери. Как бы саму дочь не взяли.
Конечно, Елизавета Васильевна согласна, в их рассуждениях много справедливого, но кто же им позволит осуществлять свои идеи? Смешно! Как они не понимают, на что замахиваются22? Разве такое сломишь23?
Елизавета Васильевна хоть и боялась за Надю, но характер её хорошо знала - запрещать ничего нельзя. Бесполезно.
- Может, в тех революционных кружках, - рассуждала, наверное, про себя Елизавета Васильевна, - и встретит Надя свою судьбу. Вон там сколько мужчин. Образованных. И даже приличных. Из хороших семей. Пусть ходит. Встретит, поженятся, дети пойдут - не до революции будет. Надя любит детей. Она уж одним ребёнком не обойдётся...
Неужели нет? Неужели в этой дурацкой революционной борьбе одиноко пройдёт вся Надина жизнь?!
Кто знает о ночных материнских мыслях? Можно только догадываться.
 


Лексика
1 -  уйти с головой во что-либо - полностью посвятить себя чему-либо / какому-либо делу
2 -  не клеиться - не получаться
3 -  прилипнуть к кому-либо - здесь: стать характеристикой чего-либо
4 -  брать фасон с чего/кого-либо - брать пример
5 -  ненавистник - противник
6 -  лампадка - стеклянный подсвечник
7 -  старосветский - не современный по образу жизни, патриархальный
8 -  конфузный - смущающий
9 -  застава - черта города
10 - поглощающий - целиком увлекающий
11 - Бестужевские курсы - учебные вечерние курсы для рабочих в дореволюционном  Петербурге
12 - терять голову - терять самообладание
13 - обретать голову на плечах - становиться умнее
14 - наперебой - по очереди
15 - провожатый - спутник
16 - умерщствлять - убивать
17 - плоть - тело
18 - ниспослание благодати - божий дар, награда, счастье
19 - мудрствовать - делать что-либо, умничая, мудря
20 - бесталанный - без какого-либо таланта
21 - старая дева - о немолодой девушке, не вступавшей в брак
22 - замахиваться на что-либо - решить сделать какое-либо большое и трудное дело
23 - сломить - победить, изменить
 


Zur Text-Uebersicht - Zur Homepage der Slavistik
Copyright © Juli 1998 Universitaet Potsdam, Fachdidaktik Russisch
[Letzte Aktualisierung:  ]