Zur Text-Uebersicht - Zur Homepage der Slavistik


63. Литвинова, А.: Женский крик сквозь строки самиздата.



Quelle: Смена, 3.09.92, стр. 4.

Literatur- und zeitkritische Betrachtung.
1.287 Woerter.

- 1972 - 82: Erscheinen der feministischen Zeitschriften „Die Frau und Russland“ und „Maria“/ Erbarmungslose Verfolgung durch den KGB, Untersuchung der Gruende dafuer.
- Herausbildung von 2 Richtungen in der russischen Frauenbewegung.
- Ausweisungen und Abwanderungen der Initiatorinnen in den Westen, Verhoere, Schikanen und Verhaftungen durch den KGB, moralische Diffamierung der Feministinnen.
- Die Feministinnen zur Zeit der Perestroika.
- Der „neue russische Feminismus“.
 

В 1972-1982 годах в нашем городе выходили феминистские журналы “Женщина и Россия“ и “Мария“. Самиздат подвергался в те годы безжалостным гонениям со стороны КГБ1, и женские журналы не были исключением: почти все материалы до сих пор находятся в архивах Комитета Госбезопасности, многие же из авторов оказались вынуждены покинуть страну. Чем же женский самиздат мог вызвать такую ненависть властей, почему так сурово (суды, тюрьмы) расправлялись с участницами российского феминистического движения? Об этом мы попросили рассказать гостью нашего клуба Галину Григорьевну, мать семерых детей, психолога, в прошлом - активную участницу самиздата, а ныне - общественного консультанта комиссии горсовета2 по проблемам семьи и детства.

- Говоря о женском движении восьмидесятых годов, необходимо назвать самых активных его участниц. Это Татьяна Горичева - философ, эссеистка, теолог, точнее, православный богослов, Юлия Вознесенская - поэтесса, правозащитница3, писательница и журналистка, и Татьяна Мамонова - художница, поэтесса, которая, эмигрировав, уже более десяти лет преподаёт в американском колледже курс по истории женского движения в России. Прежде всего благодаря усилиям этих женщин осенью 1979-го появился первый номер журнала “Женщина и Россия“ под редакцией Татьяны Мамоновой. Татьяна Горичева пригласила и меня к сотрудничеству.
Первый мой материал был посвящён положению женщин в тюрьме, коснулась я и запретной тогда темы лесбийских отношений. Это одна из первых публикаций об ужасах тюремного существования. Статья “Женщина в тюрьме“ была опубликована на Западе как приложение к первому номеру журнала “Женщина и Россия“. В Союз привезли 10 экземпляров, которые тут же безжалостно изъяли при обысках (с тех пор мы их уже не видели).
Материалы первого номера были перепечатаны во французском еженедельнике с любопытными иллюстрациями - советские женщины в спецодежде4 укладывают рельсы (они поняли наши выступления даже более резко, чем мы). Появление первого независимого женского журнала в СССР вызвало на Западе ажиотаж.
Однако сразу после первого номера позиции авторов разошлись. Возникли два направления в женском движении. Первое - “Женщина и Россия“ (в дальнейшем - “Россиянка“) во главе с Татьяной Мамоновой - чисто феминистическое, близкое западному течению. Второе же - совершенно новое, повергшее в изумление5 даже видавший виды6 Запад - направление журнала и клуба “Мария“, сочетавшего феминизм и христианство - на Западе это движение получило название христианизация феминизма в России. Главной задачей журнала стала правозащитная деятельность. Уже в первом номере (даже для самиздата - слишком смело и откровенно) авторы выступили против войны в Афганистане. Здесь были материалы о зверствах7 наших соотечественников против афганцев.
Я сотрудничала с обоими журналами и старалась примирить обе группировки. Клуб “Мария“ никогда не ограничивался только интересами женщин. Сквозь призму женских проблем мы рассматривали беды нашего общества. Так, в журнале “Мария“ под рубрикой “Наша счастливая, счастливая, счастливая жизнь“ публиковались материалы о положении детей в домах ребёнка, об изнасилованиях подростков, об убийстве стариков в домах престарелых. В наших публикациях мы выступали против использования женщин на тяжёлых работах, на вредном производстве, открывали правду о садизме и издевательствах в тюрьмах.
Я писала о матерях-одиночках, об их мизерных пособиях: на первого ребёнка полагалось 5 рублей, на второго - два пятьдесят. Кстати, после наших статей пособия выросли до двадцати рублей.
Но тема духовности была приоритетной. Мы касались личных интимных проблем. Я, например, вела в “Марии“ раздел “Письма по молитвам Богоматери“, состоявший из религиозной переписки с Татьяной Горичевой. А в журнале “Женщина и Россия“ публиковались материалы женщин различных вероисповеданий.
Не избегали и полемики: в “Марии“ была рубрика “Мужчины о женщинах“. В создании журнала принимали участие художник Кирилл Миллер, фотограф и драматург Борис Кудряков, наконец, писатель Дмитрий Аксельрод, отсидевший8 позднее 10 месяцев по статье 190 прим.9 за свой роман “Братья Крассовские“.
У нас было много “внештатных“ авторов. Нам писали из Москвы, Прибалтики, Средней Азии, Сибири. По сравнению с другими самиздатовскими10 журналами, расчитанными на очень образованного, элитарного читателя, женский самиздат был понятнее и доступнее.
Пожалуй, бесспорным и для читателей, и для властей было то, что “Женщина и Россия“ и “Мария“ беспощадны в критике и “срывании масок“11, а потому - неудобны и опасны, причём, гораздо больше, чем “мужской“ - политический самиздат. Такое впечатление складывалось из-за эмоциональной напряжённости, предельной искренности, открытости собранных женских произведений, будь то религиозно-философское эссе Татьяны Горичевой, стихи Елены Шварц, рисунки Татьяны Мамоновой. Да столь ли уж важен жанр, если если это женский вопль12?!

Вопль советской женщины оказался властям не по душе. Уже после первого номера “Женщина и Россия“ предписание покинуть страну чуть ли не в 24 часа получила Татьяна Мамонова. Но раньше её - весной - уехала Юлия Вознесенская, летом - Татьяна Горичева, Татьяна Малюнова, Наталья Малаховская.
На Западе их встретили как героинь и изгнанниц, в печати прокатилась волна публикаций. Начинались они приблизительно так: “Ленин писал, что каждая кухарка13 должна уметь управлять государством. Развоевавшиеся советские кухарки стали неугодны КГБ и их выдворили из страны... Женщина в России стала рабочей лошадью нации. Если в России ещё что-то уцелело, то лишь благодаря героическим усилиям и самопожертвованию женщины - внутреннего стержня нации, на котором держится и производство, и наука, и даже структуры власти“...

После отъезда наших вдохновительниц клуб и журнал “Мария“ существовал нелегально ещё 2 года. Было издано 6 номеров, готовился седьмой. За это время многие из участниц выехали из Союза: Татьяна Беляева, ныне сотрудница Международного общества прав человека, Елена Шаньгина, Анна Молонго, Алла Сарибан, кандидат наук, физик-химик, ныне преуспевающий учёный в Германии, и многие другие. Уезжали с семьями, с детьми. Нередко тогда шутили: чтобы вырваться14 за границу, достаточно иметь жену-феминистку.
Первой была арестована художница Наталья Лазарева, которая сейчас занимается съёмкой мультфильмов, изготовлением слайдов по детским книжкам. Во время обыска конфисковали даже её рисунки для детей. Кроме статьи 190 прим. - изготовление материалов, порочащих15 советский государственный строй, - ей подыскали уголовную статью - “за поддельную запись в трудовой книжке16“. Лазарева отсидела десять месяцев. Мы писали письма протеста, публиковали их в западных изданиях, как и материалы в защиту Натальи Мальцевой, последовательницы Татьяны Мамоновой. Её арестовали второй и продержали в КГБ четыре месяца, заставили покаяться, не решившись упечь за решётку мать-одиночку.
Нельзя упрекать женщин, у которых в КГБ добивались покаяния. Они делали это, чтобы спасти семью, детей, друзей. Да и как может слабая, хрупкая женщина противостоять мощной идеологической машине. Покаяния использовались активно, у нас даже брали интервью для радио и телевидения, где мы вынуждены были говорить: нас не мучают, не пытают, все обыски, допросы, расследования проходят корректно и законно. На самом деле читались наши дневники, изучалась личная переписка: пытались отыскать порочащие нас связи, приписать нам извращения. В то время подпольное искусство называли религиозно-порнографическим! Вдумайтесь только в безумное сочетание этих слов! В советской прессе появились обличительные17 статьи, где нас представили недоучками18 и распутницами19, корысти ради работавшими на Запад. Нам приписывали алкоголизм и разврат, угрожали лишением родительских прав.
Через эти ужасы прошли мы все - по делу Лазаревой были опрошены сотни людей! Так, после её ареста началось давление на меня, уже мать четверых детей. Во время пятичасового разговора в КГБ я старалась держаться молодцом и, по возможности, даже относиться к происходящему с юмором. Я поинтересовалась тогда: чем так напугало наше движение? И услышала в ответ: недовольство диссидентов понятно, с этим можно мириться. Но когда восстают женщины и инвалиды - это уже крах системы!
Лазареву посадили, а с нас взяли письменное обязательство “впредь этим не заниматься“. Ещё больше была обескровлена20, обезглавлена21 наша интеллигенция...
Когда началась перестройка, многие удивлялись: почему мы не продолжаем наше дело. Но тематика наших журналов во многом предрекла22 круг тем эпохи гласности. О проблемах, которые мы поднимали десять лет назад, сегодня немало говорят и без нас. А наш опыт может пригодиться, например, в женских организациях, которых в Петербурге уже около тридцати. Но я убеждена, что в Спб23 необходимо создать единый муниципальный женский центр (в Германии, например, 300 таких центров).
Женское движение в нашей стране изучают в западных университетах, на кафедрах теологии, называя его “новым русским феминизмом“.
У многих сложился стереотипный образ феминистки - курящее, мужеподобное нечто, не признающее мужа и семьи. Но ведь это же бред! И если западные феминистки хотят освободить женщину от семейной кабалы24, то мы стремились даже в условиях совдеповской системы25 обезличивания, унижений и подавлений любых человеческих чувств дать ей возможность быть женщиной.
 
 


Лексика
1 - КГБ - Комитет Государственной Безопасности
2 - горсовет - городской совет
3 - правозащитница - Rechtsanwaeltin
4 - спецодежда - Berufsbekleidung
5 - подвергнуть в изумление - заставить удивляться, удивить
6 - видавший виды - всёзнающий, опытный
7 - зверство - бесчеловеческий поступок, жестокость
8 - отсидеть - провести определённый срок времени в тюрьме
9 - прим. - примечание
10 - самиздатовский - от: самиздат - в СССР: подпольные издания запрещённой литературы
11 - срывание масок - разоблачение, показ истинного лица
12 - вопль - крик
13 - кухарка - Koechin
14 - вырваться - силой освободиться
15 - порочить - оченять
16 - трудовая книжка - Arbeitsbuch
17 - обличительный - разоблачающий
18 - недоучка - недоучившийся человек
19 - распутница - здесь: женщина лёгкого поведения
20 - обескровленый - бессильный, нежизнеспособный
21 - обезглавленный -  лишённый головы, руководства
22 - предрекать - предсказывать
23 - Спб - Санкт-Петербург
24 - кабала - здесь: эксплуатация
25 - совдеповская система - от: совдеп - шутливое название СССР
 


Zur Text-Uebersicht - Zur Homepage der Slavistik
Copyright © Juli 1998 Universitaet Potsdam, Fachdidaktik Russisch
[Letzte Aktualisierung:  ]