Zur Text-Uebersicht - Zur Homepage der Slavistik


9. Тэффи: Самоотверженная любовь.



Quelle:  Тэффи Н.А. Ностальгия. Ленинград, 1989, стр. 136-138.

Humoristisch-ironische Kurzgeschichte.
580 Woerter.

Tragoede verbietet seiner Frau aus Eifersucht das Barfusstanzen, ihrer Leidenschaft fuer das Kartenspiel froent sie jedoch weiter. Heilung von Spielleidenschaft durch Untreue des Mannes, der dieses Verhalten als Selbstaufopferung darstellt.
 

Лиля Люлина была босоножка.
Танцевала она, положим, редко, да и то в башмаках, потому что муж Люлиной, трагик Кинжалов, был ревнив и ставил вопрос ребром1:
- Сегодня откроешь руки, завтра ноги, а послезавтра что?
И вот из страха перед этим трагическим “послезавтра“ Люлина и отплясывала свои босоножные танцы в чулках и туфлях.
Да это и не огорчало её.
Её огорчало совсем другое: она любила карты, а трагик не любил её любовь к картам.
Она дулась в карты2 по целым ночам, а трагик дулся3 на неё по целым дням.
Возвращаясь под утро домой, она часто заставала его ещё одетого, бледного, нервного - он не спал всю ночь. Его раздражает её позорная страсть.
Пусть она знает раз и навсегда, что пока она резвится за ломберным столом, он, бледный, тоскующий, с горькой улыбкой отчаяния бродит один по тёмным комнатам и спрашивает у белеющего за окном рассвета:
- Быть или не быть?
Лиля Люлина мучилась за него, мучилась целый день до вечера. А вечером, вздохнув, уходила играть в карты.
Но всё на свете кончается.
Однажды, часов в шесть утра, проигравшаяся в пух и прах4 Люлина возвращалась домой. Провожал её комик Стрункин. Шли пешком. Комик подшучивал:
- Вы от того и проигрываете, Лиличка, что муж в вас влюблён, как лошадь. Кто счастлив в любви, тому не может везти в карты.
Недалеко от своего подъезда Лиля остановилась как вкопанная5.
- Смотрите. Ведь это он. Ведь это он!
Действительно, это был он - трагик Кинжалов.
Выскочил он откуда-то из-за угла, бледный, с выпученными глазами, и быстро юркнул в подъезд.
- Как странно, он не видал нас, - удивился Стрункин.
- Господи, господи, - ахала Лиля. - По-моему, это он от бешенства ослеп. Он, верно, подстерегал меня, чтобы убить. Друг мой Стрункин, знаете - я не буду больше играть в карты. Бедный Боречка! Ведь он сошёл с ума. Как вы думаете - он ещё сможет оправиться?
Полная нежности и раскаяния, вошла она в спальню.
Кинжалов уже успел раздеться и даже заснуть. Но спал как-то вполглаза.
- Притворяется, - похолодела Лиля, - выждет, чтобы я уснула, и зарежет, как курицу.
Она легла, притихла и насторожилась.
Кинжалов сел, прислушался, потом встал и тихо, на цыпочках, вышел из комнаты.
Лиля, вся дрожа, поднялась тоже.
- Пошёл за ножом. Господи, господи!.. Доигралась...
Она тихо прокралась за ним.
У дверей кабинета остановилась... Что это? Он говорит? Он с ума сошёл, он один разговаривает.
Она приоткрыла дверь.
- Барышня. Сто пять тринадцать. Мерси.
Это телефон.
Лиля подбодрилась и подошла ближе.
- Тамарочка? Ты? - нежно нашёптывал Кинжалов. - Не спишь, детка?.. Ах, я тоже весь горю. Не оторваться от твоих змеиных ласк. Ах... Ах... Я тоже... Представь себе, возвращаясь домой, столкнулся нос к носу с Лилей. Ничего... ничего. Она была так погружена в свои карточные воспоминания, что даже не заметила меня. Ай! Кто меня трога...
За его спиной, грозно сверкая глазами, стояла Лиля.
- Так вот оно что! Так вот как ты проводишь время в моё отсутствие?! Ты изменяешь мне! Подлый!
Лиля всхлипнула у вдруг разревелась искренно, горько и отчаянно.
- Я думала... ты, как честный человек, просто хочешь зарезать меня... а ты... а ты...
- Дорогая моя! Какая ты глупенькая! Ведь это же всё из любви к тебе. Я не отрицаю. Да, я изменил тебе, но ей-богу, единственно для того, чтобы тебе везло в карты. Ведь я так люблю тебя, что для твоей пользы готов на всё.
Лиля Люлина больше не играет в карты.
Самоотверженная любовь мужа излечила её от этой страсти.
Да, дети мои. Любовь, способная на самопожертвование, всегда получит награду свою.
 


Лексика
1 - ставить вопрос ребром - задавать конкретный вопрос
2 - дуться в карты - с азартом играть в карты
3 -  дуться - здесь: обижаться
4 - в пух и прах - полностью, совершенно
5 - как вкопанная - не шевелясь, без движения
 


Тэффи (1872-1952)

Поэтесса, драматург, блестящий прозаик. Тэффи (настоящее имя - Надежда Александровна Лохвицкая, по мужу - Бучинская) начала в 1900-е годы писать под псевдонимом, возможно, из-за того, что под собственной фамилией печаталась сестра.
Тэффи родилась 24 апреля 1872 года в родовитой дворянсккой семье. Охотно рассказывая в автобиографических произведениях о своих детских и отроческих впечатлениях и привязанностях, Тэффи никогда не писала о своей личной жизни. После развода с первым мужем Надежда Александровна начинает свою литературную карьеру в Петербурге. Тэффи публиковала стихи и фельетоны в “Сатириконе“ и других изданиях и приобрела широкую известность ещё до выхода в 1910 году первой книги рассказов.
В её книгах изображены мелкие чиновники, журналисты, путешественники и целый ряд чудаков. Тэффи умеет сочетать “смех и слёзы“ в своих лучших произведениях, продолжая традиционную для русской литературы тему “маленького человека“. О популярности её раннего творчества (поклонниками таланта “очаровательной Тэффи“ были все - от Николая II до гимназистов) говорили не только переиздания книг, но и модные тогда духи “Тэффи“.
Для читателей её воскресных газетных фельетонов стихи из сборников “Семь огней“ (1910) и “Passiflora“ (1923) оказались неожиданными. После закрытия в 1918 году газеты “Русское слово“, в которой работала Тэффи, начинается одиссея писательницы, которая в итоге приводит её за границу. В феврале 1920 года два её стихотворения появились в литературном французском журнале. Позже Тэффи организовала в Париже литературный салон.
С 1920 по 1940 год никакой другой писатель не имел такой популярности в эмигрантской среде, как Тэффи. Несмотря на еженедельные публикации в различных периодических изданиях, несмотря на то, что в период с 1920 по 1940 год ею были составлены и изданы девятнадцать сборников рассказов, Тэффи принимала активное участие в решение самых разных проблем в жизни эмигрантов.
В годы второй мировой войны писательница жила во Франции. Трудности военных лет, лишения, которые ей пришлось вынести в оккупрованном Париже, подорвали ей здоровье. Тэффи умерла 6 октября 1952 года.

      Из: Тэффи. Ностальгия. Ленинград, 1989


Zur Text-Uebersicht - Zur Homepage der Slavistik
Copyright © Juli 1998 Universitaet Potsdam, Fachdidaktik Russisch
[Letzte Aktualisierung:  ]