Ю.С. Степанов. Статья "стилистика". В кн.: Ярцева, В.Н. (гл. ред.). Лингвистический энциклопедический словарь. Москва: Советская энциклопедия, 1990, 492 - 493.

"Стилистика - раздел языкознания, имеющий основным предметом стиль во всех языковедческих значениях этого термина - как индивидуальную манеру исполнения речевых актов, как функциональный стиль речи, как стиль языка и т.д. Однако задачи С. шире, нежели только изучение стиля; она исследует эволюцию стилей в связи с историей литературного языка, язык художественной литературы в его эволюции, универсальные приёмы языкового построения произведений лит-ры (соприкасаясь с поэтикой), а также жанры общения (соприкасаясь с прагматикой). Предметом С. является также изучение экспрессивных средств языка (см. Коннотация), фигур речи и тропов, к-рые не связаны с к.-л. стилем.
Совр. С. понимается различно в разных лингвистич. направлениях и школах, причём каждое понимание имеет объективное основание в связи с многосторонностью осн. предмета С. - стилем.

1) Наиболее узкое понимание С. (исторически не первое) было выдвинуто амер. дескриптивной лингвистикой в 40 - 50-х гг. 20 в. Поскольку структура языка понималась дескриптивистами как аранжировка его элементов в речи в пределах от морфемы до предложения включительно, С. отводилось изучение структуры единиц, более круных, чем предложение, - аранжировка предложений, их группировка в абзацы и т.д. (А.А. Хилл и др.); этот подход может быть назван дескриптивной С.

2) Более широкое понимание С., непосредственно исходящее из предыдущего, характерно для современной, гл. обр. английской, лингвистики текста. То, что дескриптивисты определяли как стилистич. вариативность, т.е. построение текста на более длинных отрезках, чем предложение, в лингвистике текста рассматривается как проявление общих закономерностей построения текста. Соответственно понятие вариативности, свободного выбора говорящим или автором текста приёмов и фори сильно ограничивается, и С. отождествляется с грамматикой текста (У. Хендрикс и др.); тем не менее в этом смысле можно говорить о текстовой С.

3) С., выходащая за пределы текста, как учение о соотношении текста с внетекстовыми (общеязыковыми, "кодовыми" и т.п.) подсистемами языка - стилями, была разработана исторически ранее, в 30 - 40-х гг. 20 в., лингвистами пражской лингвистической школы. Текст, вообще речевой акт, устный или письменный, с этой точки зрения предстаёт как результат выбора говорящим языковых форм из заранее данных языком возможностей - фонетических, грамматических, лексических (слов), синтаксических, и как их комбинация в речевом акте в зависимости от его цели ("функции"). Основу такого истолкования С. составило понятие "коммкникативного" или "функционального", стиля речи; этот подход, к-рый можно назвать функциональной С., смыкается с социолингвистикой.
Понятие функционального выбора, в свою очередь, восходит к концепции Ш. Балли, согласно к-рой в языке констатируются многочисл. синонимич. формы и их ряды, один из последних составляет "нейтральный фон", а другие отличаются той или иной дополнит. окраской - именно стилистической. Балли понимал эту окраску гл. обр. как экспрессивную - "сниженную", разг.-фамильярную, или, напротив, "высокую", книжную (ср., напр., рус. "лицо" - нейтральное, "лик" - высокое, "рожа" - сниженное.
Названные подходы составляют совр. языковедч. С. в узком смысле слова. Параллельно с офрмлением этого осн. ядра С. дополнительно развивались ещё два её направления.

4) С одной стороны, в противопоставлении развивающемуся учению о структуре языка (...), С. стала осознаваться как общее учение об употреблении языка (в совр. яз-знании - Г.О.Винокур), что отвечало повсеместному сдвигу лингвистики 50-х гг. 20 в. к исследованию "языка в действии" (Э. Беннвенист), использования языка говорящими в разных ситуациях, предпосылок успешного совершения речевых актов и т.п.; эти вопросы включаются в сферу языковой прагматики, и, следовательно, можно говорить о прагматической С. С др. стороны, в концепции Винокура разл. обществ. употребление языка вообще носит ист. характер, и в этом смысле учение об обществ. употреблении является ист. С. общего языка. Уже с 30-х гг. 20 в. синхронная С. совр. языка стала рассматриваться - гл. обр. в стилистич. концепции В.В. Виноградова - как этап в истории лит. языка; этот подход определяется как историческая С.

5) Наконец, С. общенар. языка всегда, но особенно интенсивно начиная с 20-х гг. 20 в., расссматривается в связи с языком худож. лит-ры и творчеством отд. крупных писателей, необходимость этого (отрицавшаяся, напр., в концепции Ш. Балли) непреложно вытекает из концепции Виноградова (а также работ Л. Шпицера и др. на Западе). Это расширение составило предмет С. языка худож. лит-ры и тесно смыкается с поэтикой.

Все названные подходы составляют совр. языковедч. С. в широком смысле слова. При этом подходы 3 и 4 часто используются при обучении языку и иногда рассматриваются как практическая С., к-рая имеет целью обучить стилистич. нормам родного языка.


В центре теоретической С. находится проблема речевого акта и текста как его результата. Обычный речевой акт состоит из 3 компонентов: автор акта ("отправитель", адресант); текст; воспринимающий акт ("получатель", адресат). Соответственно этому разделяются: С. от "автора", иногда называемой "генетической", - исследование авторского выбора речевых средств, замысла ("идеи") и его исполнения (воплощения в текст); С. внутр. построения самого текста, иногда рассматривающаяся как воплощение собств. законов данного речевого жанра и называемая в этом случае "имманентной" С.; С. адресата, рассматривающая интерпретацию адресатом засысла ортправителя речи, а также сам "образ адресата", или "фактор адресата", снова соприкасающийся с замыслом автора речи.

Это трёхчастное деление находит полную параллель в литературоведч. С. (благодаря чему она и оказывается связанной с С. языковедческой), в к-рой вычленяются: проблема "образа автора", детально исследованная в концепции Виноградова; проблема структуры текста, составляющая предмет исследований т. наз. структуральной поэтики (от Н.С. Трубецкого до Ю.М. Лотмана и др.; выделяются работы Р.О. Якобсона); проблема адресата (исследованная, в частности, Д.С. Лихачёвым на материале др.-рус. лит-ры; напр., адресат "житий" не тот же, что адресат "хождений" как жанров древней словесности) Особую проблему, связанную со всеми прредыдущими, составляет однозначность прочтений, интерпретаций худож. текста (напр., текст "Горя от ума" А.С. Грибоедова, по данным Ю.Н. Тынянова, как текст, полный кружковых ассоциаций и намёков 20-х гг. 19 в., и в наши дни, как текст - результат богатейших ассоциаций, связанных с протекшими обществ. событиями рус. жизни и традицией театральных интерпретаций). Т.о., языковедч. и литературоведч. С. имеют общую часть, включающуюся также в семиотику языка и лит-ры. Тем не менее за пределами этой общей части обе С. разграничиваются, и вопрос об их размежевании интенсивно исследуется (напр., в работах Г.В. Степанова).

С. одного языка может быть сравнена со С. другого или других языков, что составляет предмет сопоставительной С., к-рая с течением времени разделилась на практическую и теоретическую. Практич. сопоставит. С. изучает выборы, предпочтения, к-рые должен сделать говорящий, переходя с одного языка на другой при обучении или переводе. Наблюдения над выбором форм приводят к определ. обобщениям, к-рые формулируются как правила С., рекомендации при обучении иностр. языку. Внутри сопоставит. С. выделилась контрастивная грамматика (...), представляющая собой нек-рое сужение сопоставит. С.

Обобщения сопоставит. С. приводят к выводу, что в разных языках имеются разные предпочтит. способы выражения одних и тех же содержаний (мыслей), что, напр., нем. яз. - "глагольный", французский - "именной", "абстрактный; индоевроп. языки в целом противопоставляют "субстанцию" и её "форму" (напр., "чашка чаю"), тогда как индейские языки соединяют их в понятии "явление" ("чаечашка"), и т.п. Это одна из главных проблем теоретич. сопоставит. С.; решение её в рамках только сопоставит. С., дисциплины описательной, невозможно. С., т.о., выходит в область общей проблемы "язык и мышление", составляющей содержание таких разных концепций, как стадиальная типология (работы И.И. Мещанинова 30 - 40-х гг.), концепция языка как "промежуточного мира" между языком и мышлением (Л. Вайсбергер, ...), концепция "языковой относительности" (Э. Сепир и Б.Л. Уорф в США), концепция языковой "картины мира" совр. сов. учёных.

Важной проблемой теоретич. сопоставит. С. является вопрос о её теоретич. языке, инструменте её описаний. В сопоставит. С. один язык обычно описывается средствами др. языка; т.о., язык описания выступает одновременно в двух функциях - как элемент сравнения рядом с описываемым языком и как средство, форма, "план выражения" результатов, содержания этого сравнения. Язык в этой роли может быть назван эпиязыком и противопоставлен метаязыку. Различия эпиязыка и мета языка играет важную роль в теории формализованных языков и основаниях матем. логики (напр., в работах Х.Б. Карри).

Предшественницами совр. С. были антич. и ср.-век. поэтика и в большей степени риторика. Поэтика понималась как наука о поэзии, а риторика первоначально - как наука об ораторском иск-ве; центр. часть риторики составляло учение о словесном выражении, в к-ром рассматривался отбор слов и их сочетание, а также фигуры речи. Риторики 17 - 18 вв. делают центром учение о стилях (напр., риторка А.Х. Белобоцкого в России); в рус. С. значит. роль сыграла теория стилей М.В. Ломоносова и его "Риторика" (1748).

Термин "С." появился в нач. 19 в. в произв. нем. романтиков с связи с новыми для того времени понятиями индивидуальности творч. личности. В сер. 19 в. предпринимаются попытки научно обосновать С. - "Философия стиля" Г. Спенсера (1852) и Х. Штейнталя (1866). Основы ист. С. были заложены в трудах А.Н. Вселовского ("Из истории эпитета", 1895, и др.) и А.А. Потебни.

В связи с характером С. как учения об "употреблении языка" неоднократно возникали попытки сделать её наиболее общей филол. дисциплиной, подчинив ей как частную науку яз-знание в собств. смысле слова (впервые у нем. филологов-романтиков бр. А.В. и Ф. фон Шлегель в нач. 19 в., в направлении эстетического идеализма К. Фосслера).

Лингвистич. С. В совр. смысле начинается с работ Балли ("Трактат по французской стилистике", 1909) и становится самостоят. разделом яз-знания в трудов лингвистов Пражского лингвистич. кружка. Оформление С. в отечеств. науке было завершено в концепции Виноградова. К. совр. С. примыкает теория интерпретации в кмпьютерной лингвистике (работы В.З. Демьянкова и др.)."

Copyright 1997-2011 Universität Potsdam, Rolf-Rainer Lamprecht.
Letzte Aktualisierung: 07.10.2003 9:16 PM