Anfang Einfuehrung | Skripte | Definitionen | Beitraege Studenten | Virtual Campus

 

Алефиренко, Н.Ф. Современные проблемы науки о языке. М.: Изд.-во Флинта, изд.-во Наука, 2005, 34-38.

Глава 2
СУЩНОСТЬ ЯЗЫКА И РЕЧИ

Проблема объекта и предмета в современной лингвистике связана главным образом с необходимостью установления границ науки о языке и с определением ее основных категорий, понятий и единиц. Иными словами, она напрямую связана с основным вопросом: чем должно заниматься языковедение и что выходит за рамки его компетенции. И это не праздный вопрос: в современных работах по лингвокультурологии нередко приходится встречаться, хотя и с интересными, но с исключительно экстралингвистическими изысканиями; в исследованиях по когнитивной лингвистике наблюдается та же диспропорция — в сторону чистой когнитологии, психологии мышления, логики или гносеологии; социолингвисты пытаются все в жизни языка объяснить социальными факторами в ущерб собственно лингвистическим законам и т.п. Отсюда и путаница с единицами и категориями: в лингвокультурологии — лингвокультурема, слово или культурные концепты; в когнитивной лингвистике — языковое значение, смысл или концепт; в социолингвистике — социолект, социоидиома или языковая ситуация?

Подобные сложности подстерегают исследователей в области прагмалингвистики, психолингвистики, этнолингвистики и т.д. И дело здесь не только в междисциплинарных связях, но и в исконной двойственности объекта нашей науки, о которой писали и В. фон Гумбольдт rg оп — епе rg е i а), Ф. де Соссюр (язык — речь), Н. Хомский (языковая компетенция — языковое употребление), Л. Ельмслев (схема узус).

Другие исследователи, наоборот, избегают говорить о подобной двойственности, что приводит а) или к нежелательному смешению разнопорядковых явлений, б) или к изучению, главным образом, речи (язык при этом рассматривается как метаязыковое средство описания речи), либо в) к описанию языковой системы при сознательном игнорировании речевых явлений. Такие ограничения, разумеется, допустимы при исследовании частных вопросов жизни языка, но при создании общей лингвистической теории они заведомо делают ее ущербной. Выход из этой ситуации один: разграничивая язык и речь, не следует их противопоставлять, поскольку они суть две стороны одного и того же феномена — специфического вида человеческой деятельности, обеспечивающей общение и мышление людей1.

Такое разграничение необходимо практически для любого исследования уже потому, что, с одной стороны, «исторически факт речи всегда предшествует языку» (Ф. де Соссюр), а единицы языка вычленяются из речи; речь содержит в себе нечто спонтанное и живое, она нечто большее, чем язык. С другой стороны, речь организуется более или менее по законам языка, который она сама создала (А. Сеше). В связи с этим, «по меньшей мере, странно заниматься лишь частным в обход того (большего), в которое входит это частное». В основе любой лингвистической теории должно находиться первичное, большее, общее, т.е. речь (В.А. Звегинцев). Главной задачей языковедения является не только и не столько описать систему языковых средств, сколько исследовать механизмы деятельности языка, не устраняясь от его первоосновы, поскольку речь — место встречи языка с мыслью (А.А. Потебня, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, В.А. Звегинцев и др.). Итак, лингвистика изучает две ипостаси одного и того же объекта.

Стройное, хотя и небесспорное разграничение языка и речи Ф. де Соссюром достигается путем бинарных (двучленных) противопоставлений их отличительных признаков, образующих известные дихотомии, или антиномии.

1 О концептах "язык" и "речь" см. работы В.З. Демьянкова, И.Б. Левонтиной, И.М. Кобозевой в сб. Язык о языке/Под ред. Н.Д. Арутюновой. М., 2000. С. 193.362.

  1. Язык (l а п g u е) — явление чисто психическое, а речь (р а г о l е) — явление психофизическое.
  2. Язык есть система знаков, а речь асистемна, поскольку представляет собой некий «сверхъязыковой остаток» речевой деятельности.
  3. Язык — социальное явление, тогда как речь — явление индивидуальное.
  4. Язык есть форма, в то время как речь — субстанция, поскольку включает в себя звуки и значения (субстанция < лат. substantial — сущность).
  5. Язык — сущность, речь — явление.

В послесоссюровском языкознании эти антиномии были дополнены другими. Среди них назовем наиболее значительные:

Язык — нечто общее, абстрактное, а речь — частное и кон­кретное (Н.С. Трубецкой).
Язык — постоянен; речь— преходяща, переменна (С.Н. Трубецкой, Луи Ельмслев).
Язык — код, система, речь — ее реализация, текст; сообщение.
Язык — потенция, речь — ее актуализация.
Язык — инвариант, речь — вариант.

Наблюдается также новое обозначение объекта изучения и его составляющих. Происходит это, видимо потому, что существует возможность избежать неоднозначного терминоупотребления, когда термином речь называют и саму речевую деятельность и ее компонент — «язык в действии». Поэтому возникают такие определения соотношения языка и речи, как код и обмен сообщениями, средство и цель (Р.О. Якобсон), диссоциация и интеграция (Э. Бенвенист), сущность и явление, форма и содержание. И все же эти определения выделяют лишь один из признаков дихотомии «язык — речь», они не учитывают основного признака оппозиции — «процессуальности». Л.В. Щерба попытался устранить этот просчет, предложив различать «обработанный лингвистический опыт» и «процесс говорения», что перекликается с гумбольдтовским пониманием языка как статического явления, а речи — как динамического.

Стремясь к более глубокому определению сущности речевой деятельности, И.Р. Гальперин представляет ее в виде тетратемии (вместо привычной дихотомии), т.е. различает в речевой деятельности не две стороны, а три — язык, речь и текст. Каждый из этих компонентов выполняет особые функции: язык систематизирует факты лингвистического опыта, которые доступны наблюдению и обобщению; речь реализует сообщения; текст фиксирует сообщения в виде документа, письменного или звукового — это уже моделированная речь.

Ученый подчеркивает, что факты языка располагаются по вер­тикальной оси и находятся по отношению друг к другу в подчинительной связи (в отношениях иерархии). Факты речи располагаются по горизонтальной оси, причем в строго поступательном движении. Факты текста располагаются как в поступательном, так и в регрессивном направлениях (написанное можно прочитать или прослушать в исполнении другого человека, например чтеца, или в записи на магнитофонной ленте). Все это позволяет проникнуть в трехаспектную сущность речи, выделив в ней следующие ярусы:

  • сегментный 1 , на котором речевой поток членится на воспринимаемые отрезки в виде линейной прямой;
  • сверхсегментный, или паралингвистический 2 , ярус, который накладывается на сегментный (интонация) и дополняет высказывания своеобразными смысловыми оттенками; он всегда модален и нередко повышенно эмоционален;
  • кинетический, являющийся по существу внеязыковым (экстралингвистическим), но существенно дополняющий смысл высказывания при помощи жестов и мимики. Кинетика нередко предопределяет интонационный рисунок высказывания, его морфологическую, лексическую и синтаксическую организацию.

1 Сегмент (< лат. segementum ) — отрезок.
2 Паралингвистика (< греч. para возле, при, вне) — это совокупность невербальных средств общения: раздел языкознания, их изучающий.

Представленные выше толкования проблемы соотношения языка и речи требуют, разумеется, критического осмысления с точки зрения современного состояния науки о языке. Прежде всего, такой анализ необходим для дихотомий Ф. де Соссюра. И дело здесь не только в хронологии: в них основа основ всего учения выдающегося швейцарского лингвиста, определившего характер развития лингвистической мысли в XX веке. По этому поводу уместно привести суждения Луи Ельмслева: «Сущность учения Ф. де Соссюра, выраженная в самой краткой форме, — это различие между языком (lапguе) и речью (раrоlе). Вся остальная теория логически выводится из этого основного тезиса». 1

Н.А. Слюсарева считает целесообразным рассматривать соссюровские дихотомии в трех ракурсах: гносеологическом 2 , т.е. с точки зрения теории познания; онтологическом3 — с точки зрения предметных свойств языка и речи; прагматическом 4 — с точки зрения сферы применения и характера использования языка и речи.

1 Ельмслев Л. Язык и речь // Звегинцев В.А. История языкознания XIX — XX вв. в очерках и извлечениях. Ч. 2. М., 1965. С. 111.
2 Гносеология (< греч. gnosis ( gnoseos знания, познание + logos - учение).
3 Онтология (< греч. оп ( ontos ) — сущее + logos учение).
4 Прагматика (< греч. pragma дело, действие).

Anfang Einfuehrung | Skripte | Definitionen | Beitraege Studenten | Virtual Campus
Copyright 2005 Universitaet Potsdam, Rolf-Rainer Lamprecht.
[Letzte Aktualisierung: 06.06.2006 9:27 ]